Предыдущая «Утиные истории»Следующая
41. «Погоня за золотым руно»
Оригинальное название: «Golden Fleecing»
Премьерный показ: 16 ноября 1987 года.
Режиссер: Терренс Харрисон.
Персонажи: Скрудж, Билли-Вилли-Дилли, Зигзаг Макряк.
Запоминающаяся цитата: «Я честно украл его!»
Оценка: 3 из 5.

Эпизод «Погоня за золотым руном»  — это очередная экранизация комикса Карла Баркса. Оригинальное название мультфильма «Golden Fleecing» в зависимости от контекста можно перевести как «золотая стрижка [барана]» или как «золотая обдираловка». Игра слов в названиях «Утиных историй» является скорее правилом, чем исключением, но в данном случае своё название эпизод просто унаследовал от первоисточника, впервые опубликованного аж в 1955 году.

В мультфильме Скрудж Макдак пытается выкрасть у гарпий легендарную баранью шкуру из чистого золота, за которой когда-то плавали (и которую добыли!) знаменитые аргонавты. Мотивы селезня при этом противоречивы. С одной стороны у него трещит по швам старый сюртук, и Скрудж рассчитывает себе сшить новый из золота. С другой стороны Макдак уверяет, что буквально с детства грезил золотым руно. И это лишь один пример того, как Кен Кунс и Дэвид Веймерс, штатные сценаристы «Утиных историй», на счету которых были как успехи, вроде «Героя по найму», так и неудачи, вроде эпизода «Скрудж разоряется», не могут точно определиться с акцентами. «Погоня», наверное, мог бы стать эпическим эпизодом, но на самом деле это довольно бестолковая, невнятная и наполненная логическими нестыковками история с примитивной моралью о том, что красть нехорошо (комикс Баркса учил ценить то, что имеешь). Заинтересованные, скорее всего, лишь в хохмах абсурдного толка Кунс и Веймерс даже находки Баркса использовали вхолостую. Так в комиксе победить вечно бодрствующего дракона удалось, благодаря рекомендации из «Энциклопедии юных сурков», в мультфильме же Скрудж одолевает дракона почти случайно. У Баркса эхо драконьей пещеры переворачивало слова, а в мультфильме оно просто ведёт себя назло своим гостям. А в качестве примера типичной логической нестыковки упомяну момент, в котором гарпии колокольчиком вызывают из пещеры дракона, который, как им должно быть известно, цепью прикован к своему посту в её глубине.

Слабость сценария мультфильма усугубила провальная реализация. Особенно обидно за потенциально выгодные моменты. Так именно реализация превратила в театр абсурда сцену в якобы «непроглядном» тумане. Она же обесценила сцену в лабиринте. Наконец, апогеем неубедительности для меня стал летающий «велосипед», который Билли, Вилли и Дилли собрали из обломков вертолёта.

Примечательной особенностью эпизода, как известно, является единственное во всем сериале появление профессора Людвига фон Дрейка, персонажа классических телевизионных программ Уолта Диснея. Людвиг впервые был представлен на малом экране в 1961 году, но уже через год появился и на большом. Среднеметражный мультфильм «Симпозиум популярных певцов», в котором профессор выступил в роли ведущего, даже номинировался на премию «Оскар»! Увы, появление фон Дрейка в «Утиных историях» интересно лишь самим фактом события. Курьез, не более того… Хотя колоритный классических персонаж мог заметно повлиять на развитие всего мультсериала!

На деле, вместо старого нового персонажа, на развитие сериала повлиял новый подрядчик Отдела телевизионной анимации Disney, дебютом которого и стал эпизод «Погоня за золотым руно». Нужно отметить, что после «Удивительного приключения на море» трансляция «Утиных историй» в ноябре 1987 года прервалась на целую неделю. Перерыв оказался в некотором смысле полезным, сгладив для обычных телезрителей заметное изменение в визуальном ряде нового и предыдущих эпизодов. Но зачем было менять подрядчика?

Дело в том, что в 1985 году, когда японская студия Tokio Movie Shinsha (TMS) взялась за создание анимации для диснеевских «Мишек Гамми», за один доллар давали в среднем 238 японских йен, при колебаниях курса в диапазоне от 200 до 262. По итогам 1987 года средний курс йены вырос до 144 йен за 1 доллар. Генеральный директор Отдела телевизионной анимации Disney Майкл Уэбстер признавал в 1988 году, что только из-за изменения обменного курса производство анимации в Японии подорожало на 40%. Это прекрасно объясняет, почему компания Disney занялась расширением круга подрядчиков и задумалась о создании собственных анимационных студий в разных странах мира. Конечно, на словах руководство отдела телевизионной анимации Disney заявляло о том, что в приоритете у него не стоимость, а качество продукта. В реальности анимацию для трети эпизодов первого сезона «Утиных историй» создала не Tokio Movie Shinsha, а тайваньская студия Cuckoo's Nest Studio Джеймса Вонга, известная также как Wang Film.

Есть мнение, что вышедшая из-под карандашей аниматоров Вонга персонажная анимация более живая, раскованная и дерзкая, особенно в том, что касается преувеличенно эмоциональных реакций героев. Тем более что по плотности фаз движения она кажется менее лимитированной, чем продукция TMS. Однако достигнуто это высокой ценой  — для этого пожертвовали качеством прорисовки (а в ряде случаев и детализацией движений). В «Погоне за золотым руном» непросто найти кадры, в которых главные герои выглядят пристойно хотя бы с точки зрения соответствия своему типажу. Деформированные или неуместно вывернутые вниз клювы, неровно посаженные глаза и вытянутые головы полностью подавляют редкие примеры сколько-нибудь интересного рисунка. Более-менее прилично выглядит лишь сцена с домике Зигзага Макряка, где мне встретился единственный по-хорошему необычный кадр со Скруджем, а чаще всего главные герои выглядят, как посредственные карикатуры на самих себя, и не столько играют, сколько кривляются. Да, в эпизодах, снятых TMS, тоже не всё гладко, но в среднем уровень их анимации и особенно прорисовки по меркам телевизионных мультфильмов 1980-х годов куда более годный!

Отдельно хочется коснуться тех самых преувеличений в эмоциях персонажей. Безусловно, само по себе стремление выйти за рамки типажа при одушевлении персонажа можно лишь приветствовать. Мне встречалось признание Кена Данкена (Ken Duncan), аниматора Мегары, Джейн и капитана Амелии, в том, что в анимации он считает правильным намеренно уходить от заданного типажными таблицами облика персонажа, искажая и деформируя его. Но для этого нужно обладать опытом, способностями и ответственностью его уровня, а также не быть ограниченным бюджетом телевизионной анимации. Иначе на выходе будет халтура, которую мы наблюдаем в случае «Погони».

Конечно же, рядовому зрителю по большому счёту всё равно  — разницу между TMS и Wang Film можно и не заметить, а даже и заметив, можно не придать значения. В этом, очевидно, и состоял расчёт продюсеров «Утиных историй». Но лично для меня это важно, поэтому в будущем я намерен и дальше обращать внимание на разницу в прорисовке эпизодов от разных студий. А сейчас замечу, что внимательный просмотр, кроме прочего, обнажает в «Погоне» примеры откровенного брака со стороны Wang Film. Разумеется, эти примеры не криминальны, но они показательны и встречаются намного чаще, чем в случае продукции TMS.

Признаюсь, что «подвиги» команды тайваньских художников заставляют меня ещё раз осмыслить роль людей на должности Overseas Animation Supervisor, которых я в отзыве на эпизод «Куда Макдак утят не гонял» назвал внешними анимационными инспекторами. Известно, что в свое время один из режиссёров «Утиных историй» Дэвид Блок на этой должности курировал создание «Мишек Гамми» непосредственно на студии TMS в Японии. Думаю, что эта практика была продолжена. И в свою очередь «Утиными историями» занимались четыре инспектора: Билл Вульф, Майк Рейна, Дэйл Щот и Шон Ньютон, причём есть основания полагать, что Щот и Ньютон выступили сменщиками для Вульфа и Рейны на студии TMS, когда тем пришлось перебраться на студию Вонга в Тайпей. За производство анимации для «Погони за золотым руном» отвечал именно Майк Рейна, на счету которого «Возвращение на Клондайк», «Корона Чингисхана», «Герой по найму» и дюжина других эпизодов, снятых силами студии TMS. Разница между ними и «Погоней», к сожалению, не оставляет иллюзий в отношении влияния этих людей на собственно качество рисунка. Но примечательно, что для Рейны «Погоня» уже третий эпизод с участием дракона с крошечными крыльями, после «Сэра Винта Разболтайло» и «Оборотней» (подобных драконов можно также видеть в первом сезоне «Мишек Гамми»). Понятно, что маленькие крылья упрощают задачу анимации дракона, но это не исключает возможную роль Рейны в проработке этого эпизодического персонажа. Кстати, в комиксе Баркса у дракона крыльев не было вообще.

На более нейтральной ноте замечу, что визуальные отличия эпизодов от Wang Film не ограничиваются особым подходом к анимации и откровенной небрежностью рисунка. Если судить по «Погоне за золотым руном», «Утиные истории», созданные на этой студии, характеризуются, кроме прочего, растворяющимися шторками монтажных склеек. Удивительно, что при этом в самом начале «Погони» дважды используются вертикальные шторки, аналогичные тем, которые можно видеть в эпизодах студии TMS. Между тем, в эпизодах от TMS растворяющиеся шторки не встречались мне ни разу.

А ещё важно, что в «Погоне» персонажи отбрасывают полупрозрачные тени (у TMS тени, как правило, непрозрачные). В своё время такие тени стали для меня одним из аргументов при попытке определить создателя оригинальной анимации, использованной в заставке «Утиных историй». Я уверен, что задачу дополнения фрагментов реальных эпизодов анимацией, в самом сериале ни разу не использованной, исполнила именно студия Джеймса Вонга.

«Погоня за золотым руном»  — первый эпизод в ретроспективе «Утиных историй», который я почти был готов оценить всего лишь двумя баллами из пяти. Как говорится, по совокупности заслуг… Но за Людвига фон Дрейка и за приключенческую составляющую добавлю лишний балл. Итак, три балла из пяти и тревожное ожидание новых эпизодов из под пера Кена Кунса и Дэвида Веймерса! Мне уже не нравится, как эти сценаристы превращают Скруджа в откровенно неприятного типа, Зигзага в полного идиота, а шоу в целом в балаган, но то ли ещё будет...

Комментарии ()

Наверх

Назад в 'Новости и обновления'