Предыдущий фильм
«Богатырский цикл»Следующий фильм
«Алёша Попович и Тугарин Змей»
Юмор, ассоциации 5   Ясность сюжета 5
Драматизм 2   Логика действия 4
Новшества 5   Злодей 3
Стиль картинки 4   Анимация 3
Сцены действия 3   Постановка 5

Итого 39 баллов из 50 возможных. Оценка: 0,78 идеального богатырского мультфильма.

Орда злобных тугар увозит всё золото жителей города Ростова. Искренне пытавшийся, но несумевший им помешать местный простак Алёша Попович готовится догнать врага и вернуть похищенное. Во время погони Алёша и его верные оруженосцы героически преодолевают препятствия, чаще всего создаваемые ими же самими.

В декабре 2004 года я уже делился своим мнением об «Алёше Поповиче». Не сказать, чтобы негативным («это продукт, который в принципе можно купить»), но точно не восторженным! Сейчас мне моя оценка кажется слишком уж категоричной, но она простительна в случае сравнения с лучшими про-диснеевскими мультфильмами. В этом отзыве я оцениваю картину по меркам богатырского цикла. С этой оговоркой мультфильм выглядит обаятельным и смешным — сложились талант одного из лучших режиссёров-постановщиков нашей страны, вдохновлённая работа сценаристов и кредит доверия со стороны продюсеров. Следующие за «Алёшей» фильмы заметно изменили курс, заданный первопроходцем. Ниже я покажу, в чём именно.

По-моему, успех «Алёши Поповича», обеспечивший «зелёный коридор» целой серии фильмов, предопределило верное следование жанру классической комедии положений. Такое кино легко смотреть (оно доступно самой широкой аудитории), но трудно создавать — намного труднее, чем пародию [на нашу жизнь]. Конечно, при желании и в «Алёше» можно найти элементы пародии, например, в эпизоде с Дубом. Но в целом лента совсем не злоупотребляет отсылками и намёками, в отличие от следующих за «Алёшей» фильмов, сделавших ставку на анахронизмы, причём без какого бы то ни было обоснования. Перенос в псевдоисторическую (или даже сказочную) реальность мультфильма явлений, присущих реальности потенциального зрителя, не требует большого вдохновения. Бери и переноси!

Кстати, о пародиях. Я никогда не понимал сути самой распространённой претензии, предъявляемой «Алёше Поповичу» — обвинения в подражании «Шреку». Причём аргумент только один: мол, там надоедливый осёл, а тут незатыкающий пасть конь. Мол, это один и тот же приём с надоедливым оруженосцем. Но ведь, кроме «уникального» умения болтать языком, у Осла и Юлия нет ничего общего! Осёл — доброе и одинокое существо, а конь Юлий — беспорядочно начитанный прохиндей, думающий только о себе. Между прочим, оба персонажа неплохо проработаны — зритель прекрасно понимает их проблемы и желания. Подкупает и их непосредственность (вспоминаю Юлия, с чавканьем поглощающего еду из котла в лагере тугар, когда все вокруг стараются вести себя тихо). По-моему, раздражение недовольных зрителей вызывает не мнимое подражание «Алёши» «Шреку», а несоответствие говорящего коня своей эпохе. Конь умничает, упрекает своих соратников в старомодности и даже позволяет себе их высмеивать, пытаясь угодить зрителю 21-го века. В последнем преуспевает, но, как говорится, не очень.

Зато «Алёша Попович и Тугарин Змей» удивительно успешен в моментах максимального погружения в эпоху. Манера, с которой главный герой восклицает «Ой, ты люд ростовский! А ты послушай меня, Алёшу, сына попа соборного», полна очарования именно потому, что так никто сейчас не говорит. Увы, в последующих фильмах Алёша стал выражаться проще и обычнее (крылатые выражения не в счёт).

Последующие фильмы потеряли и другую характерную черту первой ленты богатырского цикла. На протяжении сотен лет неотъемлемой частью русской культуры была религия. В жизни простых людей она также играла важную роль, поэтому обилие культовой атрибутики в «Алёше Поповиче» выглядит естественно и достоверно. Но следующие мультфильмы избегали любого упоминания религии и Церкви. Возможно, из-за неспособности совместить в одном мире Церковь и элементы сказочного фольклора.

В визуальном ряде «Алёши Поповича» трудно не заметить признаки торопливого и компромиссного производства — упрощённый дизайн персонажей, небрежная прорисовка, подчас «плоская» анимация. Из-за этого мультфильм, на первый взгляд, производит впечатление скромной (если не дешёвой) картины. Это впечатление ложное. Достаточно обратить внимание на то, что в основе истории — миссия разношёрстной компании из сразу шести (!) персонажей. И как бы создатели мультфильма не старались минимизировать число одновременно присутствующих на экране героев, сложность задачи нельзя недооценивать. Вне всяких сомнений, требуется изрядный кураж, чтобы терпеливо удерживать эту компанию вместе на протяжении половины истории!

Казалось бы, о серьёзных амбициях ленты может говорить также широта её истории, ведь она вмещает в себя рассказ о том, как рос и взрослел Алёша Попович. Но на деле то, что речь идёт о приключении богатыря-любителя, принижает планку ожиданий от картины, подразумевая, что настоящие подвиги ещё впереди, а пока фильму можно простить и валяние дурака. По той же логике, от дебютных фильмов Добрыни Никитича и Ильи Муромца, представляющих богатырей зрелыми и опытными, можно ожидать рассказов об их самых примечательных сольных свершениях, а не рядовых миссиях. Оправдать такие ожидания удалось, на мой взгляд, только «Добрыне Никитичу и Змею Горынычу».

Самой заметной компенсацией за производственные компромиссы «Алёши Поповича» стала постановка. Пусть в поступках и перемещениях героев немного смысла, использованный визуальный язык не даёт зрителю заскучать. Тут и обилие визуальных гэгов, и умение ненатужно выдержать паузу, и эффектная анимированная смена ракурсов. Среди прочих достижений я бы специально отметил усилия, приложенные к оживлению, казалось бы, очень условного мира картины. Зритель, возможно, и не осознаёт, сколько вспомогательных событий происходит прямо у него на глазах, причём в эпизодах, следующих за разделением команды героев. Как будто временное сокращение количества действующих лиц было прямо-таки необходимо компенсировать. Для примера, можно упомянуть пару муравьёв, несущих соломинку, которую через мгновение сокрушит Алёша, и бабочку, оживляющую сомнения Любавы. По-моему, с точки зрения сюжета нужды в таких дополнительных усилиях нет. Это даже не гэги. Но анимационная лента, благодаря таким подробностям, ощущается богаче, полноценнее. Отмечу с удовлетворением, что подобные приёмы характерны и для некоторых более поздних картин богатырского цикла, в частности для «Хода конём» и «Морского царя».

Не считая технических шероховатостей (и откровенного брака), среди серьёзных слабостей «Алёши Поповича» я бы отметил примитивного злодея, откровенно жульническую попытку обмануть зрителя впечатлением, производимым богатырём Святогором, и неубедительную с точки зрения логики развязку истории. Впрочем, сам Алёша в развязке ведёт себя вполне логично и естественно. Его не самое рациональное решение отказаться от возвращения ростовского золота исподтишка идеально завершает образ персонажа.

В целом, по меркам богатырского цикла «Алёша Попович и Тугарин Змей» очень достойное кино, компенсирующее пустоту своей истории высокой плотностью удачных шуток и гэгов. Вывод о пустоте истории «Алёши Поповича» стоит дополнить комментарием о первоначальном сценарии фильма. Богатырский цикл «Мельницы» берёт своё начало в сценарной заявке днепропетровского сценариста Максима Свешникова. И хотя присланный Максимом текст не был полноценным сценарием, а представлял собой сборник анекдотических ситуаций, все главные герои мультфильма и ряд ключевых событий вышли именно из него. Тем, кто не читал первоначальный сценарий Алёши, будет любопытно узнать три заметных отличия между финальным мультфильмом и первоначальной идеей. Во-первых, Алёша Попович изначально не имел сверхсилы. Во-вторых, конь Юлий, несмотря на способность мыслить и хорошо петь, стеснялся говорить вслух, зато от исполнения обязанностей богатырского коня практически не отлынивал. И, в-третьих, исходная версия не брезговала шутками физиологического характера (вроде попытки доить Моисея или действия газов Юлия).

Комментарии ()


Новости и обновления